54mebel.ru

Мебель в интерьере
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Глыба жизни

Глыба жизни

Юрий РостЮрий Рост

Текст: Андрей Васянин/РГ

Фото: Михаил Синицын/РГ

Журналист, писатель, человек мира Юрий Рост издал «Групповой портрет мира» — толстый том, полный лаконичных фото о людях и пространствах, где они живут, — и таких же лаконичных текстов, рассказывающих об этих людях и этих фото. Как автор он говорил об этой книге привычным невозмутимым тоном на встрече с гостями 5-го шатра в последний вечер фестиваля.

— Я создал себе страну, в ней много людей и среди них я проживаю жизнь. И это счастье, потому что это достойные люди. В книге — истории и фото, смешные, назидательные, драматические, мне кажется, она дает представление о том, где мы живем и кто живет вокруг нас.

Книга стояла глыбой на столе, автор стоял рядом, показывая снимки из «Группового портрета» на мониторе, а тексты к снимкам, портретам, пейзажам, российским и галапагоссийским, — передавал нам устно.

Юрий Рост

Вот некоторые из его рассказов.

ГОВОРИТ ЮРИЙ РОСТ:

. Вот Белла Ахатовна Ахмадулина (на мониторе меняют друг друга «черные», как говорит Рост, портреты). Я ее люблю, и вы все ее любите. Все фото сделаны в Переделкино, она мне доверяла и позволяла снимать себя даже пишущей стихи. Ее было легко снимать молодой, нажал и все. Но мне она нравилась такой, в возрасте. У нее было такое свойство — меняться, оставаясь всегда прежней.

Белла была невероятно остроумной. Однажды Жванецкий на свой день рождения позвал много народу и попросил Беллу рассказать что-нибудь. Она своими сложносочиненными предложениями стала спокойным голосом рассказывать какую-то, ну, невероятно смешную историю, все лежали головами в салатах. Спасибо, Беллочка, сказал потом Жванецкий, но ты мне испортила вечер, — после Ахмадулиной все казалось уже плоским.

. Это озеро Титикака, видите, какое оно желтое, будто бы индейцы там спрятали все свое золото (на цветном фото желто-золотое солнце, висящее над землей, бьет зрителя в оба глаза). Нас предупредили, что так оно обычное, желтое и лишь в момент заката становится золотым. Мы ждали часа 4, пока оно упадет. И вот — упало, золотое.

. Это Дуся, наша общая подруга, Битов даже хотел от нее котенка (на фото кошка, пристально глядящая в объектив). Настоящая московская помоечная кошка. Я однажды открыл дверь квартиры и она вошла. Одна моя знакомая сказала, что это единственная женщина, которая правильно себя повела: ты открыл дверь, она вошла и больше не вышла. Дуся была знаменита не только в России. Иоселиани однажды позвал французов, усадил их за стол, а Дуся, как обычно, заскочила на него: ей надо было видеть, правильно ли мы все сервировали, так ли расставили выпивку и закуску. Она сидела спокойно на углу, но французы перепугались и закричали: «Ужас! кошмар! кошка на столе!», но Отар сказал: «Это не кошка, это наш товарищ».

. Возможно, он гений, мой друг, астрофизик Алик Чичельницкий. Когда американцы запустили к Венере свои «вояджеры», он предсказал, какие планеты на каких расстояниях те откроют, и они так и открыли. Он одним из первых доказал существование скоростей выше световой, он помогал Льву Гумилеву датировать перемещения народов как астроном, предсказал, где могла бы быть Атлантида. Альберт прожил всю жизнь в единственном кримпленовом пиджаке и когда он приехал Штаты и сделал доклад о «вояджерах», у него не было денег, чтобы на автобусе доехать до аэропорта и он 30 километров шел туда пешком.

Читайте так же:
Стол зачарования как у лололошки

. У меня много фото Сахарова, с ним я был близок (на фото академик, странно, иронично склонивший голову, довольно молодой). Это уникально тем, что сделано было году в 70-м, это одно из первых легально снятых, когда с АД сняли «гриф секретности». Оно не очень хорошего качества. Когда он умер, я в 7 утра пришел к ним домой, Елена Георгиевна меня с ним оставила, сама пошла разбирать документы — и приносит это фото. Я ему давно дал, и, когда он ухаживал за Боннер, то как ухажер подарил ей это фото. Она его послала подруге, та посмотрела и ответила Елене Георгиевне: «Ну что, вроде да, хороший, но не алкаш ли случайно?»

. Вот несколько фото, так сказать, «предъявление мира», в цвете. Узнаете место, где ковбоев Мальборо снимают? Это Долина монументов, желтая такая. Вот вулканический песок на Галапагосах. Вот Австралия, со своими красными камнями, тут все как есть без подсветки (фото нереально красного цвета), будто земля вывернулась наизнанку, да? А вот тучи на окраине Земли, кажется мыс Горн (на снимке черное небо и посередине многоцветный облачный всполох) — скажите, будто гибель Помпеи, да?

. Мир един и время едино. Вы заметили — оно бывает только прошедшим, оно прожито, а будущее неизвестно. Поживем пока в настоящем.

Групповой портрет за столом

Мне нравятся пьесы Александра Галина. Есть в них насмешливая уверенность мастера, умеющего с первой же реплики задать нужный ритм и тон, закрутить интригу попричудливее, срежиссировать броские драматургические мизансцены, придумать эффектный финал. Только так и нужно писать для театра, если хочешь иметь успех. Только так и надо работать, если хочешь, чтобы каждый сезон открывался твоей новой пьесой. Галин расчетлив, как опытный продюсер, и, что сегодня крайне важно, его драматургическое мышление неотделимо от режиссерского. Быть может, поэтому Галина так охотно ставят и на академических сценах, и в самодеятельных студиях (в одной Москве за самое последнее время состоялись три премьеры по его пьесам, на подходе еще две!). К тому же у Галина (актера по первой своей профессии) редкий дар перевоплощения: он умело обживает самые невероятные, самые немыслимые «предлагаемые обстоятельства». Быть может, потому его пьесы так любят играть.

По самым глубинным основам своего творчества Галин моралист, «резонер», недоверчиво взирающий на жизнь большого города и втайне тоскующий по родному Курску, откуда он уехал уже так давно. Этой грустью преуспевшего и уверенного в себе человека окрашены едва ли не все пьесы Галина. И «Ретро», где герой, не стерпев пустоты одинокого столичного житья, отправляется вместе с престарелыми невестами в розовеющую закатную даль все того же Курска. И «Восточная трибуна», где сюжет разворачивается на руинах детства и юности неудачливого музыканта, оказавшегося на гастролях без оркестра, но с чемоданом дефицитных шмоток на продажу. И «Тамада», где как будто никто никуда и не уезжает, однако героям дано осознать, как оскудела чаша жизнь в постоянной гонке за престижем, как отзываются в ней и мстят за себя порванные связи, прерванные традиции, девальвация вечных человеческих ценностей. Все это горькие пьесы, в которых серьезные размышления принимают форму случая, изящного, смешного анекдота, театральной шутки. Их заманчиво разыгрывать под смех и овации зала, труднее постигнуть неявный, потайной смысл происходящего.
Думается, что именно такова была цель режиссера Камы Гинкаса — постановщика «Тамады» на сцене филиала Московского Художественного театра. Первое впечатление от спектакля: блестящая постановка, чудесные актеры, замечательная сценография Давида Боровского. Давно мы не смеялись так много, давно уже время в театре (три с половиной часа!) не пролетало так быстро. Зрители в восторге. Аншлаг! Собственно, что к этому можно еще добавить? И нужно ли? Однако замысел Гинкаса совсем не просто поддается расшифровке.
Начнем с того, что Гинкас демонстрирует нам редкую теперь в театре модель артистического коллектива — или, иными словами, он создает ансамбль. В спектакле фактически нет «звезд», хотя заняты едва ли не самые известные мхатовские актеры. В нем нет и статистов, хотя спектакль непривычно многолюден.
…На сцене, отраженная в немытых зеркалах, гудит, шумит, гремит вилками и бокалами свадьба. Такая не слишком шикарная свадьба с немолодым женихом Петей, с не очень-то красивой невестой Катей, с многочисленными родственниками и сослуживцами. Единственная роскошь их торжества — грузинский красавец, тамада Гиви, нанятый по прейскуранту ресторана «Урал» для произнесения тостов и создания атмосферы непринужденности и веселья. Но веселья не получится, потому что Катя узнает в Гиви свою первую, тайную любовь Гену — бывшую звезду актерского училища и, забыв обо всем на свете, сбежит с собственной свадьбы, чтобы ночью прийти к нему и рассказать о своей великой любви. А Гена, он же Гиви, грустный, потерянный, будет слушать ее страстный лепет почта безразлично… Ему хватает и своих проблем. Все эти остроумные и неожиданные сюжетные ходы Гинкас оставляет практически без внимания. У него, повторяю, другая задача — создать законченный групповой портрет в интерьере ресторана «Урал». Здесь каждый существует сам по себе, в бытовой достоверности облика, манер, типажа. При этом никаких фельетонных монстров и гротесков — все абсолютно нормально и узнаваемо. Например, эта администраторша Люба, застегнутая на все пуговицы своей начальственной униформы, с вежливым и строгим голосом и мертвой хваткой (отличная работа Л. Кудрявцевой), или дитя брейк-данса, маленькая злючка (И. Юревич). Калейдоскопическая по обилию лиц пьеса, уверенно двигаясь от сцены к сцене, вынуждает режиссера спешить, давать крупные планы изредка и быстро. Но и в те считанные минуты, которые отведены каждому в строго рассчитанном регламенте представления, мы успеваем узнать его судьбу, прошлое, настоящее. Так дано отыграть одинокую женскую неприкаянность, пьяный надрыв и удаль в крошечной роли Лизы восходящей звезде МХАТа Елене Майоровой. Так есть свой крупный план и бенефисная минута и у Владимира Кашпура, играющего неутомимого отца жениха, и у трогательной, поразительно естественной и безыскусной Людмилы Дмитриевой в роли Кати. Запомнятся моментально типизированные лица гостей, их дряхлая «цыганочка» и мускулистый, упругий брейк. Такие танцы не сочинишь, такие лица не нагримируешь. Они словно бы даже не из мхатовской труппы. Они из самой гущи жизни. Наверное, поэтому так трудно выделиться на их фоне даже в главной роли, поэтому так трудно овладеть галинскому тамаде инициативой на свадьбе, срежиссированной Гинкасом, повести действие, создать вокруг себя электрическое поле всеобщего притяжения, восторга и поклонения, как это предписано ему по сюжету. Гиви — фигура куда более сложная, чем все остальные персонажи. Он не ресторанный холуй и циник. Он несет на себе невидные под гримом записного весельчака ожоги унижений и обид, полученные за свадебными банкетными столами. Однако, выстраивая сложные контрапункты тем, стараясь выдержать ритм то затихающего, уставшего, то вновь набирающего силу и громкость веселья, режиссер, как мне показалось, не принял всерьез печальную дилемму галинского героя. Б. Щербаков и В. Симонов, играющие главного героя, что называется, «типажны» — они хорошо выглядят, но для тамады, каким он заявлен в пьесе, этого недостаточно. Не получилась, на мой взгляд, и роль Нины — коллеги Гиви по сфере обслуживания и его бывшей жены. Задуманная как символ фатальности, как белокурый ангел смерти, появляющийся в черных траурных одеждах, Нина в исполнении Е. Прокловой лишилась метафорической многозначности. Актриса играет просто женщину, которая любит, ревнует, страдает и еще подрабатывает как исполнительница надгробных речей на панихидах. Тоже служба, не хуже прочих. Никаких пугающих красок, никакой фатальности в ее игре нет.
И все же в этом спектакле, демонстративно отвергшем ставку на «звезд» и культ героя, есть свои, скажем так, неформальные солисты. Это местные музыканты — «человек-оркестр» Симон и его безголосая напарница Ирина с шикарным псевдонимом Минелли. Бранчливый дуэт Александра Калягина и Екатерины Васильевой прекрасен. Мне кажется, ничего подобного мхатовская сцена не знала со времен «Милого лжеца».
И, конечно же, это Реваз — прирожденный тамада, настоящий грузин, «наместник бога за столом». Его играет Иннокентий Смоктуновский. Он появится незаметно в середине второго акта в толчее все тех же гостей, привычно топчущихся в перерыве между едой на второй уже свадьбе. Он начнет танцевать, но не сумеет попасть в ритм слишком быстрой и громкой ресторанной музыки. Он деликатно попросит Симона играть потише и даже предложит деньги, но нарвется на грубость и обиду. Всем своим обликом, манерой, фигурой, интонацией и строем речи, выбором жестов, пауз, слов Смоктуновский демонстрирует совершенно иной человеческий тип, какую-то чужую для завсегдатаев «Урала» породу. Его Реваз и есть любимый галинский провинциал, не потерявший духовной связи с прошлым, не утративший своих корней, не забывший традиций и обычаев предков, а главное — каких-то вечных понятий о ценности, о красоте и достоинстве жизни. Актер, как всегда, укрупняет масштаб своего героя. Содержанием, сутью Реваза становится сама Честь, само Благородство, которые снизошли — словно с неба спустились — в этот ресторан. Но оказывается, что Реваз здесь никому не нужен со своей велеречивой искренностью. Он только раздражает своей щедростью и широтой. Его присутствие в «Урале» столь же неуместно, как если бы вместо Ирины здесь стала петь та, у которой она позаимствовала знаменитую голливудскую фамилию. Дешевенькая копия гораздо милее и желаннее, чем музейный подлинник. Фальшивка котируется выше, чем оригинал. Всех устраивает подделка, все приноровились к стереотипу. Все ждут Гиви.
И он придет, запыхавшись. Он не мог не прийти (жених обещал приличные деньги). Он с ходу примется за свои дежурные тосты и впервые потерпит с ними фиаско. Дуэт-поединок тамады мнимого и подлинного — высшая и лучшая минута спектакля. Произошло то, о чем мы и не помышляли, от чего давным-давно отвыкли в театре. Мы сострадали. Нам было больно. Мы пережили катарсис, видя, как мучительно подбирает и не находит слова этот парень с наклеенными усами, как растеряны гости, замершие с поднятыми бокалами, как несчастен этот «наместник бога за столом», простирающий руки к своему наемному коллеге и восклицающий с каким-то лировским отчаянием: «Зачем ты опозорил нас? Кто твои родители?».
С присутствием Смоктуновского на сцене раскрываются истинные возможности театрального искусства, его главное предназначение и подлинный смысл. Тут постигаешь лирическую тему Галина, его тайную боль и сочувствие всем потерянным, всем не нашедшим себя, всем одиночкам. Тут становится очевидным внутренний пафос человеческой и художнической позиции Гинкаса, его порыв к единению, его максималистская мечта о подлинном ансамбле, способном хотя бы ненадолго сплотить людей, вызвать то коллективное чувство сопричастности миру, которое, наверное, и возможно сегодня только в театре.

Читайте так же:
Сколько человек помещается за столом

Групповой портрет

Если на Вашей фотографии присутствует более чем один человек, это считается уже групповым портретом. Самый простой вариант — это парный крупный портрет, когда снимаются две модели с близкого расстояния. Таким образом, наша задача сводится к тому, чтобы построить правильную композицию из двух лиц. Здесь существует два варианта: головы моделей располагаются на одной высоте или на разной высоте (одна выше другой). Если мы снимаем на одной высоте, то неизбежно выбираем горизонтальное построение кадра, если на разной — вертикальное (чтобы не срезать плечи нижестоящего). В любом случае мы строим композицию так, чтобы плечи одной модели перекрывали часть фигуры другой модели. Свет при этом устанавливается с противоположной сторону от наложения, чтобы избежать падающих теней от близстоящей фигуры. Еще один нюанс — чем ближе головы моделей друг к другу, тем более подчеркивается близость в их отношениях.

Более сложным вариантом является съемка более чем двух моделей. Встает вопрос о композиции. Здесь можно сразу посоветовать избегать строгих горизонтальных линий и рядов. Это неинтересно и нехудожественно. Очень популярны диагональные (рис. 1) и овальные композиции (рис. 2). Если людей много, то часть из них можно выстроить по диагонали, несколько человек заполнят верхнюю пустую часть снимка, а оставшиеся расположатся в нижней части и закроют одежду расположенных по диагонали (рис. 3). Овальные композиции строятся по тому же принципу. Заполнение пустого места в центре на снимке с овальной композицией называется «ромашка» (рис. 4). Конечно, вариантов композиции бесчисленное множество, я привела в пример лишь базисные.

Перейдем к освещению. Людей может быть много, всех нужно осветить, причем свет должен падать равномерно на каждого. Поэтому используем достаточно мощные осветители, а сам свет должен быть рассеянным. Это могут быть большие софтбоксы или зонты-рассеиватели большого диаметра. Расположение источников света фронтальное (беспроигрышный вариант с технической стороны) или фронтально-боковое (более интересный вариант с художественной стороны). Не забывайте, чтобы изображение не выглядело плоским, нам нужно обязательно подсветить наш фон и отделить от него наших моделей. Мощность источника фонового освещения по понятным причинам значительно меньше мощности рисующего света.

Читайте так же:
Как сложить теннисный стол пополам

Чтобы все оказались в фокусе, мы должны максимально закрыть диафрагму. Не пользуемся зумом на фотоаппарате, а передвигаемся сами. Все это увеличит глубину резкости на фотографии. Во избежание искажений по бокам фотографии стараемся располагать лица моделей максимально близко к центру кадра.

При съемке групповых фото, обязательно убедитесь в том, что:

все модели смотрят в одну сторону или в объектив (если обратное не является художественной задумкой),

никто не моргает (если обратное не является художественной задумкой),

все влезают в кадр,

все выражают одно и то же настроение (если обратное не является художественной задумкой),

группа расположена не слишком далеко,

ничья голова не перекрывается чужим плечом и так далее,

все модели равномерно освещены, все в фокусе.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Как вступить в сообщество?

Чтобы вступить в уже существующее сообщество, нужно зайти в это сообщество и нажать кнопку «Вступить в сообщество».
Вступление в сообщество происходит автоматически без одобрения кандидатуры вступающего другими членами сообщества.

Я не доктор, но тут важно не кол-во Дж, а то что на эти Дж одето, т.е светоформирующие насадки. Тут лучше всего подойдут большие софты или зонты от 1,5 м и больше. Важно равномерно подсветить!
И расставить людей правильно, не ёлочкой.)
Да, и лучше снимать на широкую пленку или крупный формат иначе 8-й справа в 6-м ряду себя не узнает.

ЗЫ Я недавно видел групповой корпоративный портрет немецкой компании Ремерс. Там минимум 15 рядов человек по 30 в каждом — я сбился со счета — и каждого можно разглядеть. Вот это да!

Нужно снять группу людей, 4-5 человек, сидящих за столом. Съёмка постановочная, не репортажная. Комната (конференс зал) достаточно большой.

Читайте так же:
Как сделать полукруглую столешницу

Из освещения на данный момент есть 2 моноблока на 400 дж. Портретная тарелка и софтбокс 60X60.
Ещё одни моноблок (примерно такой же мощности) могу взять в аренду для съёмки.
Дополнительно светоформирующие насадки могу купить.

Мысли такие.
— За столом есть главный герой. Хочу начать работу со светом с освещения его. Один моноблок, партретная тарелка (или небольшой софтбокс) — это главный свет.
— В качестве заполняющего хочу купить зонт. Источник нужен большой, а большой софтбокс — это проблемы с транспортировкой.
Зонт можно метра на полтора, но только вот какой?
На просвет?
Отражающий?

Подумал, что для заполняющего света, большой (150 см) отражающий зонт, с белой отражающей поверхностью — лучший, самый мягкий вариант

Не знаю, обойдусь ли двумя источниками.. Думаю взять ещё третий.. либо фон подсветить, либо ещё один заполняющий источник с другой стороны подставить.

У меня задача скромнее.

Нужно снять группу людей, 4-5 человек, сидящих за столом. Съёмка постановочная, не репортажная. Комната (конференс зал) достаточно большой.

Из освещения на данный момент есть 2 моноблока на 400 дж. Портретная тарелка и софтбокс 60X60.
Ещё одни моноблок (примерно такой же мощности) могу взять в аренду для съёмки.
Дополнительно светоформирующие насадки могу купить.

Мысли такие.
— За столом есть главный герой. Хочу начать работу со светом с освещения его. Один моноблок, партретная тарелка (или небольшой софтбокс) — это главный свет.
— В качестве заполняющего хочу купить зонт. Источник нужен большой, а большой софтбокс — это проблемы с транспортировкой.
Зонт можно метра на полтора, но только вот какой?
На просвет?
Отражающий?

Подумал, что для заполняющего света, большой (150 см) отражающий зонт, с белой отражающей поверхностью — лучший, самый мягкий вариант

Читайте так же:
Террария стол зачарования

Не знаю, обойдусь ли двумя источниками.. Думаю взять ещё третий.. либо фон подсветить, либо ещё один заполняющий источник с другой стороны подставить.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector